7 самураев - 7 богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 7 самураев - 7 богов » КОНКУРС! » Новогодний конкурс драбблов 2010 "Мне холодно"


Новогодний конкурс драбблов 2010 "Мне холодно"

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

сюда выкладываем готовые работы. для удобства- все в одной теме.  Голосование будет в другой теме.

0

2

ну поехали.
первыйнах

предупреждения: бред, АУ, ООС, ну да это и так понятно.

Днем палит солнце, изжаривает ткань на плечах, а больше всего - макушку. По ночам ветер гоняет песчинки, тепло из песка уходит быстро… Это пустыня. Приходится кутаться и сжиматься в нелепые позы, как будто ты дитя во чреве матери. Занимать как можно меньше места; тянуть колени ближе к груди, чтобы хотя бы животу было тепло. Хоть немного. Да самурай, конечно, тыщу раз, но разве желание быть согретым – это преступление против кодекса чести?
Камбей спит на спине. Их существование – будто плюс и минус, но они до жути похожи во всяких мелочах. Тех самых мелочах, поет голосок в голове, какие составляют соль жизнь, которые и есть ее сама суть. А так-то, конечно, минус. И плюс. И еще девочка-жрица – как пластинка, что заслоняет их немного друг от друга, не дает сорваться в перепалку. Как горизонт для солнца.
Они много шагают, Кираре тяжело, Камбей имперсонирует танк. Спят достаточно тесно, а под утро, перед самым рассветом, песок такой ледяной, даже не верится, что всего через пару часов он станет раскаленным, без обуви – что ножи для русалки. Воды не хватает, и вечно в эти предрассветные часы хочется проснуться, напиться вдоволь, а если не получится – хотя бы сидеть и медитировать на бесконечную даль, раскрашенный в голубые переходы песок. И как медленно издалека встает солнце…
Спал бы лучше. Впереди долгая дорога. И когда измученный теркой размышлений разум сдается, он падает на сбившееся покрывало (одно на всех, а что делать) и пристраивает голову на чужое плечо. И засыпает.
Наутро всегда можно будет оправдаться. И перед ним, и перед собой. Мол, мне холодно. Или потрясти в покаянной позе ошметочками сознания: посмотри, соперник-визави, что ты со мной делаешь. Что ты со мной делаешь…
Или ничего не говорить. Посмотреть только исподлобья. Благо, имидж позволяет.

Не будь минуса – не было бы и плюса. Исчезли бы все взаимные противоречия.
А что остается тогда, он и не знает.

Отредактировано thett (22-12-2009 09:30:01)

+2

3

Гм, я тоже пожалуй. Написано сегодня днем, прочитано раза три, поправлено.
1. Название: Две зимы
2. Имя автора: Эния
3. Имя беты: -
4. Рейтинг:G
5. Вид/Категория:Гет
6. Жанр: драблл
7. Пейринг/Персонажи: Ситиродзи/Юкино (Камбей, Кацу за кудром)
8. Предупреждения:POV, ООС
9. Саммари: гм... зима между победой над Укё и уходом самураев из Канны
10. Отказ от прав: Кюдзо в этом фике нет, и потому с легким сердцем заявляю: персонажи принадлежат создателям.
11. От автора: Как всегда надеюсь особо тухлые помидоры в мой адрес не полетят. Написано почти на одном дыхании. Последнее время фики я пишу - ой - как редко. И кажется сильно сдала в этом плане... и вообще текст не вычитанный.

                                            Две зимы
Не пойду в нашу спальню.
Без тебя мне там холодно. (с) Эния

    Зима как всегда пришла в Ко-ка-кё внезапно. Вода в ручье покрылась тонкой корочкой льда, и светлячки не появятся здесь до весны. Впрочем, веселый квартал не стал от этого более пустым. Его ничто не может сбить с толку, даже царящая в стране сумятица после смерти правителя.
    Но мне кажется, что я выпала из круга жизни. Я бы сорвалась с места, уехала бы в Канну, чтобы узнать, жив ли ты.
   Зима в Ко-ка-кё никогда не была холодной. Выпавший за ночь снег днем превращался в жидкую кашицу. Но в этом году я замерзаю. Я не знаю, что заставляет меня часами стоять на крыльце. Если ты жив, то вернешься только к лету. Я мерзну у огня, мерзну в нашей спальне. Фантазия женщины страшней холодов, особенно если она боится за любимого. Я хочу, чтобы ты вернулся, чтобы ты обнял меня за плечи. Я хотела стать сильнее для тебя. Хотела, чтобы ты не чувствовал себя виноватым передо мной. Но без тебя я вдруг сломалась, стала слабой и беззащитной женщиной.
   Зима в Ко-ка-кё в этом году такая длинная.

                                               ***
   Мне все осточертело. Я чувствую себя бессильным как-либо помочь им – своему генералу и мальчишке, замкнувшимся на чувстве вины. И это беспомощность раздражает больше всего. Мне так не хватает тебя. Ты всегда могла помочь мне и утешить меня. Ты всегда разбиралась в людях лучше, чем я. Ты всегда умела подбирать слова.
   В Канне зима так прекрасна, что кажется картинкой. Падающий снег между деревьев и деревенских домиков...
   Снег прячет изуродованную войной землю. Я уже много лет не видел такого белого, чистого и не тронутого снега. Я хочу показать тебе как это красиво. Я хотел бы сорваться с места и вернуться к тебе, потому что я знаю, что тебе одиноко без меня. Но я не могу. Не сейчас. Я не имею права бросить его. Ты поймешь, ты простишь. Единственное, что пока предает мне сил: знание, что все закончится. Зима, одиночество. Ты меня ждешь, я вернусь, обнять тебя. Прижав тебя к себе как можно крепче, пообещаю, что больше никуда не уйду…

Отредактировано Эния (17-12-2009 21:36:50)

+3

4

Никак не называется.  АУ: на самом деле Камбей ушел весной и с Ситиродзи. Подразумевается гет. ООС.  POV, ангст, драббл.
Извините.

  Я видел  сон: я иду, вернее, я ухожу, и вокруг бело. Как это часто бывает во сне, я не чувствую собственных шагов. Возможно, я стою на месте, а заснеженный пейзаж проплывает мимо. Но это не особенно важно. Я знаю, куда направляюсь, но не смог бы ответить самому себе на вопрос, что впереди. Во сне можно задаваться бессмысленными вопросами. А позади тепло, и треск поленьев, и несмелая улыбка, и мягкие ладони, и запах дома.

Нет, только послушай: дома, неужели ты смеешь еще представить такое. Маленький мир, наполненный иллюзией не забвения, не искупления даже - прощения. Маленький мир, который с трудом смог бы вместить тебя: стоит однажды выпрямиться - и он рухнет. Ты привык держать спину прямо, привык к большим расстояниям и новым лицам, и последние несколько недель медленно сходил с ума от дней, похожих один на другой, как зерна в чаше.

Я помнил во сне, как чаша еще была полна, как над ней поднимался пар (тепло; треск поленьев, и несмелая улыбка), как я поставил ее на пол перед собой и не мог начать есть. 

Сны остались позади. Мне холодно, но главное - не останавливаться, и, когда рассветет, очертания города будут видны на  горизонте.

Я видел сон: я уходил, мимо проплывал заснеженный пейзаж, и я проснулся, когда попробовал оглянуться.

+3

5

1. Название: Не те, что раньше
2. Имя автора: starling
3. Имя беты: -
4. Рейтинг: PG-13
5. Вид/Категория:Гет
6. Жанр: драблл
7. Пейринг/Персонажи: Микумари и её семья. Упоминание о Кацусиро
8. Предупреждения: то, что осталось за кадром 26 серии (авторский взгляд)
9. Саммари: труден выбор между разумом и чувствами
10. Отказ от прав: самураи, крестьяне, Канна принадлежат создателям. И только снежное небо - для всех.

Сквозь неплотно прикрытую перегородку видна луна и падающий снег. Это так прекрасно, что я невольно задерживаю дыхание, провожая взглядом падающую белую пылинку.
Его рука обхватывает меня за талию и возвращает на мягкий теплый футон. Его глаза сияют в полутьме.
- О чем задумалась, Мико?
-Я не хочу, чтобы эта зима кончалась.
- Разве ты не любишь весну? – в его глазах искрится смех, а правая рука безнадежно запуталась в моих волосах.
-Когда растает снег, и откроется перевал в горах, ты уйдешь. И мне будет холодно, очень холодно этой весной.
Смех уходит из его глаз, теперь в них только холодная сталь.
-Тогда я согрею тебя сейчас, чтобы этого тепла хватило до весны….

…- Мне холодно.- громкий звук, вторгшийся в мой сон, возвращает меня в реальность. Кирара, решительно встав, закрывает окно, и молодой самурай с боккеном окончательно скрывается с глаз.
На лице моей старшей внучки написано упрямство. Но я вижу, как ей больно от этого упрямства, от гордости, доставшейся ей от деда.
И от этой трудной, невозможной, неразделенной любви.
- Знаешь, есть ведь и другой путь. К чему гордость, если весной останутся только пустота и холод в сердце?
Моя внучка смотрит на меня,  и в ее глазах я вновь вижу ту далекую снежную зиму. До весны еще далеко, и мне вновь хочется, чтобы эта зима не кончалась.

Пусть самураи уже не те, что раньше, но они все равно мужчины…

+2

6

ахахахаха

Яой! don't like don't read. я радостно пользуюсь словами старлинг про полторы страницы, варнинг!
докатились мы с ними, в общем.)
ООС.
мат, Кьюзо-человек.
!!!

Дятел стучит по дереву. Тук-тук. Кьюзо обернулся на звук.
…он, мать его, не слышал угрозу – чувствовал. А уж слышал-то и подавно. На расстояниях, понимаю обывателей недоступных как факт. Видеть угрозу при всем этом было бы вполне логично, да вот проблема: на сей раз угроза маячила перед носом постоянно. В худшем случае он ее видел. Угроза скупо раздавала ценные указания, управляя, в общем, процессом. Защиты.
Кьюзо захихикал.
Какая такая защита Канны? Да Канна была ерундой по сравнению с его драмой. Драмой всей жизни. А вот как бы было хорошо скучно прожить жизнь, никогда не увидев… Не услышав.  Ни в первый, ни в последний раз («не находишь, тебе лучше проветриться?»). Словом, голос преследовал гораздо чаще. И если уж Кьюзо степенно удалялся в свою чащобку, начиналось ощущение угрозы. Чувствование ея. Кажется, психологи зовут это навязчивой идеей, а девушки, оставшиеся в мирной жизни (скорее всего, что навсегда), и вовсе не сдерживают себя в терминах. Влюбленность. Да что за ерунда…
Дятел заторможенно стукнул последний раз, и рядом хрустнула ветка. Кьюзо даже немного протрезвел. Сам заторможенный, наругался он на себя. Но затем увидел краешек белой накидки, поймал себя на мысли, что хорошо бы ее снять и кинуть на землю, а там уж… Цыц!
Пресвятая троица его чувств напряглась и запела гимн. Не понять только, «в атаку» или «сматываемся отсюда»…
- А я тут… Сопроводить решил. А то мало ли что. – Галантно объяснился генерал Шимада, покрасневше слегка привалившийся к дубку.
Раздался шелест крыльев, дятел смотался, а взгляд насмерть приклеился к чужой усмешке (один уголок рта приподнят, вид весьма дерзкий) и никак не желал отлипать.
Глаза мои, глаза, страдальчески подумал Кьюзо. Они его предавали.
- Да нет… ну, мне холодно тут, конечно. Замерзаю. Не холодно. Все нормально. Тепло. (Жарко даже.) Иди, куда шел.
- Ну я пришел, в общем-то, - радостно сказал Камбей, весьма грациозно для человека, пившего в компании боевых друзей весь вечер, сползая на землю. – К тебе.
Кьюзо дернул губой, гадая, отчего в животе стало вдруг так до страшного горячо.
- Да ты садись, - пригласил Камбей радушно. – Все-таки вместе пили. Не скромничай, можешь присесть.
- Спасибо. – Сухо поблагодарил Кьюзо, садясь. За сухостью тона он прятал панические пьяные размышления о том, как бы побыстрее слинять. Судя по насмешливому взгляду Камбея – прятал весьма неубедительно.
Однако ничего страшного не происходило. Они сидели; хмель отходил медленно, оставляя головокружение и нежданный теплый осадок в груди. К облегчению Кьюзо, вернулся дятел, но самураев он разумно избегал, притулившись на каком-то из дальнесоседних деревьев.
Сначала говорить было не о чем, потом – неловко, затем тишина приобрела оттенок приятности, и по прошествии энных положенных минут Кьюзо чуть было не заснул. Сквозь дрему пробился чужой тихий смех и мягкость ткани под щекой. Кьюзо вспыхнул и отодвинулся, радуясь тому, что было темно. Камбей же не был столь скромен: он ржал, но как-то необидно, и упрекал Кьюзо.
- Второй раз уже. Тебе не кажется, что это что-то значит?
В темноте до странности ярко было видно его глаза и улыбку.
- Предположим. Могу я понимать твое замечание как то, что тебе не понравилось? – От смущения Кьюзо всегда дерзил, но, кажется, генералу это было по нраву.
- Ты прав. – Медленно ответил Камбей.
Кьюзо сглотнул.
- Не стоило этого говорить. – Сделал вывод Камбей, и потянулся к Кьюзо.
Глаза закрылись, уши словно заложило, а чувство опасности взвыло на высокой-высокой ноте и заткнулось.
Они целовались, шумел ветер в ветках, где-то далеко были слышны тосты, которые закатывали щедрые до выпивки Хейхачи и Шичироджи, и им поддакивал радостный Кикуччио, и стучал дятел.
Опасность, сдавленно подумал Кьюзо, опасность… К чертям. Опасность пролилась кипятком в груди, преобразившись жадностью рук, неистовством губ. Наверное, это было последнее, о чем он мог думать, опрокидывая Камбея на траву и падая сверху – красочный образ отринутых защит и предосторожностей, составлявших без малого всю жизнь воина, обернувшихся страстью и укусами, криками и нежностью, да такой силы, что казалось, что трава вокруг вот-вот расплавится, сгорит.

Они не пропали и не ушли, его защита, его чувство опасности, но только теперь он смотрел на Камбея, по-прежнему строго и вдохновляюще инструктировавшего своих защитников, и улыбался – незаметно, скрытно. Одним уголком разбитых тонких губ.
И ухмылялись Шичироджи и Хей, суки.
И дятел стучал в лесу.

Отредактировано thett (22-12-2009 09:35:15)

+2

7

Две содержавшихся в данном посте полудраббла-недоминифика "Планы и воспоминания" и "Шутка, повторенная дважды" автор уволок на дальнейшее вылизывание, переосмысливание и редактирование в своё логово.
Автор сердечно благодарит тех, кто оценил сии непричесанные творения положительно.
Автор кланяется в пояс за полученные рецензентские тапки, тапки оказались вкусны и питательны.
Попрошествии некоторого времени оба фика снова возникнут на сетевом горизонте, но уже в отредактированном виде.

Отредактировано chibi-zoisy (19-02-2010 16:08:55)

+1

8

--

Отредактировано chibi-zoisy (12-04-2010 13:08:12)

+2

9

Название: ----
Имя автора: Птицекошка
Жанр: драблл
Персонажи: Кикутие, Комати
Предупреждения: Авторская позиция нефаната и абсолютный пофигизм, вы уж извините :) А также авторский стиль, авторская пунктуация и орфография... (так звучит гораздо лучше чем прямое признание в полной бесталанности автора, которому просто было нечего делать одним вечером...)
Отказ от прав: (с)тырено. All rights ignored.

****

- А ты знаешь, поему ветер дует?
- Нет! И почему же?
- Ну смотри – это же деревья ветками машут! И ветер поднимают!
Я поднял голову, всматриваясь в колыхание крон вековых деревьев. В подступивших сумерках они казались  живыми и почему-то грозными – неровные ряды угрожающих существ надвигались из темноты, тянули корявые и когтистые лапы… Тянули их сюда, к этому уголку света и тепла, к сияющему живому комочку добра и нежности, к надежде нового дня…
Зря мы так отошли от костра. Но я просто устал… От снисходительных взглядов и речей, от ошибок,  от собственной глупости – как бы я ни старался, все получается не так, как должно. Даже не думал, что она заметит мое отсутствие и прибежит, резвая, веселая, такая светлая, как напоенный теплым светом молодой листок. Этот ребенок совершенно неуместен здесь, среди старых сумрачных деревьев с потрескавшейся корой, и вообще среди этих насквозь пропахших смертью людей, несущих смерть и обреченных на смерть.
«А ведь она нас спасает.. всех нас. Она – это Жизнь.. и она одна сильнее всех семерых… ».
В ее сестре нет уже этого дыхания жизни – и мне вдруг стало страшно.. что теплый золотистый свет вдруг погаснет,  что ясные глаза вдруг затуманятся болью и той тоской, что терзает только взрослых. Одним порывистым движением я взял ее на руки и подбросил, внимательно вслушиваясь в переливчато-звонкие звуки детского смеха. И у меня когда-то была дочь…
- А выше деревьев можешь меня подбросить?
- Это куда же выше?
- А вот прямо к звездам! Выше!! Еще выше!!!
Я снова подкинул ее и бережно опустил на землю.
- Пошли к костру! Мне холодно. И нас там ждут!
Она взяла меня за руку и потащила в сторону лагеря, где плясали теплые язычки пламени, плавно текли мысли речи, восторги и сомнения, надежды и отчаяние. Мне тоже холодно, малышка. И меня там не ждут…

****

+3

10

Нууууу... Позвольте и мне под конец все же доставить вам некие впечатления моей сомнительной писаниной. Я не писатель и не стараюсь особенно (после всех местных талантов мне даже несколько стыдно)... Просто пишу, что думаю, а думаю иногда странно, и уж точно не всегда оригинально (это мой бич...) Может быть, вам хоть немного понравится. Я на это надеюсь, потому что я как всегда не успела ничегошеньки сделать хорошего, а поздравить народ хочется.. Ну или хотя бы сделать приятно в празник. Так что фиг с ним, с конкурсом, и не укоряйте меня сильно, ладно?.. Ах, да, тут все несколько больше, чем постраницы, но, думаю, мне это простится )))

****************
Отрывок первый.

...С тех пор, как он ушел впервые, он всегда уходил. И ни одно место так и не стало его домом. Дорога гнала его дальше - всегда куда-то и всегда в никуда.
   Разве этого он хотел, когда выбрал свой путь? Этого ли так трудно и долго добивался? Боролся с миром, с жизнью и смертью, с собой... Что ж.
   Мужчина лет тридцати пяти, с красивым, но словно бы застывшим суровым лицом и длинными русыми волосами, собранными на затылке в хвост, остановился. Узкая тропа вилась дальше между посеребренных деревьев. Ветра не было. В безмолвии склонялись под тяжестью снега гибкие ветви. И медленно, кружась, как во сне, падали пушистые белые снежинки. Он поймал одну из них и долго любовался, пока она не растаяла от его дыхания. Глубокие морщинки, прочертившие его лоб между тонких бровей, разгладились, но глаза оставались темны и неподвижны.
   Что ж... Бывает и так. Бывает, что добиваешься, чего хочешь. А потом вдруг понимаешь, что всю жизнь искал и нашел не то, что должен был. А там, куда пришел – пусто и темно. И холодно.
...- Ой, перестань, мне холодно! Руки замерзли! – круглолицая девочка притворно встряхивает по-мальчишески короткой шевелюрой. В глазах ее, доверчивых и хитрых одновременно, пляшут искорки-смешинки.
- Прости, прости!.. Давай я согрею, - ее старшая сестра, длинноволосая красавица, ловит маленькие ручонки и бережно растирает. И они обе отчего-то счастливо смеются...
   Все так. Мужчина грустно улыбнулся, глядя мимо прозрачной капельки на траву припорошенную белым и дальше – в глубину себя. Не надо было касаться ее руки. Но все позади. Давно. Очень давно.
   Есть мгновения - ничего не значащие, не нужные, полузабытые, - которые остаются с тобой на всю жизнь. Они, кажется, такие мимолетные, пустые, все же теплятся огоньками там, в глубине груди, в этой бездонной темноте... Спасибо. Спасибо за то, что это было.
   Что ж, сенсей. Я думаю, теперь вы бы гордились мной. А может и нет. Это уже не важно. Мой путь передо мной, и я пройду его до конца. Я выбрал его, а он – меня, и я знаю, что это то, что мне было предназначено. Даже если мне это не по душе...
   Последний настоящий самурай? Может быть...

****************
Отрывок второй.
Хёго утром того дня, когда бежавшие из города самураи выбрались из пещер и попали в западню в пустыне. Авторское видение персонажа, вы понимаете. И нет точной цитаты...

...А что если сегодня умру?
   Эта странная мысль пришла внезапно, беспричинно – вдруг возникла в голове. Вспыхнула, как лампочка, и погасла, растревожив тихий сонный омут в душе.
   Забавно. Давно он уже не думал об этом. Давным-давно забыл, что это такое – ждать смерти каждое завтра. Почти каждое утро встречать как последнее, и знать, что все правильно, что все так и должно быть, и быть к этому готовым. Всегда...
   Всегда так было. И вдруг – забыл. Когда же я это забыл?.. Когда поступил на службу к Аямаро? Нет, раньше. После войны?.. Нет... Тогда я уже не думал об этом. Мне было все равно... Раньше, это было раньше... Когда...
   Да, я забыл тогда, наверное, почти все, чему меня учили. Все это дешевое благородство и спесивая честь... Странно, никогда не думал об этом. Я ведь действительно забыл. Вернее выбросил, как старый ненужный хлам. Я ненавидел его, этот хлам... И сейчас ненавижу. И не вспоминал ни о чем до этого самого рассвета. Но почему же вспомнил? Просто вспомнил и все. Тебе стало стыдно?.. Как глупо. Сантименты, сантименты... Стареешь.
   Как холодно. Он поежился. Руки даже не сгибаются – так застыли. Ничего себе... Кажется, где-то слышал, что так бывает в пустыне, но это скорее похоже на погодную аномалию. Бред. Впрочем, как всегда. Чего еще ожидать от жизни, как не бреда...
   А что если правда?...
   Что будет, если я умру? Странный вопрос, ничего не будет. Совершенно ничего. Никто не будет плакать, никто не вспомнит...
   Умру... Интересно все же, каково это - умереть? Неужели это значит исчезнуть? Совсем, без остатка, перестать думать, чувствовать... Превратиться в ничто. Какая жалкая судьба. Утешает только то, что не одному мне она суждена. И даже Кьюдзо когда-нибудь умрет... Вот для такого, в сущности, бесславного конца он оттачивает свое мастерство, без устали тренируется... Для того, чтобы умереть благородно, в бою... Или нет. Впрочем, я ведь тоже... Но мне не важно, как я умру... Есть только один конец, и он непременно тебя настигнет. Он будет такой, какой ты заслужил всей своей жизнью. Или нет...
   Бледное солнце медленно поднималось вверх, освещая песок каким-то призрачным синеватым светом. Странный рассвет. Унылый...
   Так что же? Ты собрался сегодня умирать?.. Нет. Ты знаешь, что этого не будет. Это случится тогда, когда ты меньше всего будешь этого ждать. Ты знаешь, что так всегда бывает. Или нет... Нет, не сегодня. Но когда-нибудь обязательно.
   А может быть, там будет что-то интересное?.. Может быть... Он улыбнулся, с удовольствием подставляя лицо налетевшему теплому ветерку.
   Может быть...

****************
Отрывок третий.
Сомневаюсь, что надо это выкладывать, но... Мне так захотелось слегка пошалить среди всей этой (такой прекрасной, но все же...) серьезности. Ладно, бейте меня - это будет справедливо.
Название: -
Автор: я
Бета: я (очень невнимательная бета, простите).
Рейтинг: R, негоже детям такое читать. Я бы своим не дала.
Вид/Категория: слэш *плачет*
Жанр: драббл, альтернатива, что-то типа занавесочная история, м.б., юмор, но я не уверена. Ну и это... Извиняюсь за выражение, «кругом – все такие странные люди»...*снова плачет*
Пейринг/Персонажи: Кюдзо/Хёго
Предупреждение: ОСС, AU. Ооочень традиционная мыльная опера.
Саммари: эпизод из жизни странной семейной пары Кьюдзо/Хёго, по смыслу входящий в незаконченный фанфик «Домашнее безобразие»  или «Achtung! Самурай в моем доме!».
Дискламер: герои принадлежат создателям. Все, что можно, стырено. Вообще все стырено, и ничегошеньки оригинального... *рыдает взахлеб*
От автора: никогда не говори никогда. Стоило мне во всеуслышанье заявить, что я сторонник гета, как я тут же села и начала писать ЭТО. Извините, мне очень жаль, это как-то случайно вышло... Т_Т

***
- Мне холодно... – тихонько сказал Хёго, искоса выжидающе глядя на Кьюдзо. Никакой реакции, тот даже головы не повернул.
- Мне холодно, - сказал Хёго несколько громче. Кьюдзо упрямо пялился в телевизор, как будто реклама передавала ему какие-то тайные послания из космоса, а он им прилежно внимал.
- Кьюдзо. Мне. Холодно, - сказано это было громко, ясно и раздельно, и даже с затаенной угрозой. Упомянутый Кьюздо слегка, правда, довольно неопределенно, пошевелился и нахмурился, и... Больше ничего.
- Ты что, болван, не слышишь нифига?!!! Издеваешься надо мной?!! – взорвался наконец Хёго. Он терпеть не мог, когда его не замечают, тем более демонстративно, и тем более этот блондинчик, который вроде как кое-чем ему обязан – особенно жильем и сытым желудком. Хёго уже хотел схватить наглеца за грудки и слегка потрясти для профилактики, но Кью очень ловко поднырнул под его руки и отпрыгнул в сторону.
- Кудааа?!!! А ну вернись! Я с тобой еще не закончил!! – совершенно взбешенный Хёго уже крутил головой в поисках какого-нибудь тяжелого или острого предмета, но вот беда, он сам же недавно убрал их все подальше, чтобы не дать себе возможности в очередной раз разнести свою квартиру.
- Да что ты бесишься опять?! Прямо ребенок малый... – недовольно бросил Кьюдзо.
- Чтооо?
- Что, что... Какого фига ты все окна пооткрывал?
- Проветривал... – смутился Хего.
- Провееетривааал, – смешно передразнил его Кью. – А что, закрыть, когда тебе стало холодно, не мог? Не мог пойти и надеть что-нибудь теплое? Мне хооолоднооо! Да тебе сколько лет? Пять?! Десять?! Мне холодно!! Тьфу...
- А что это ты такой многословный сегодня?..
Кьюдзо смерил его уничтожающим взглядом.
- Да просто я живу с одним идиотом!.. – медленно и четко произнес Кьюдзо. А потом скрылся в кухне.
Ну вот, опять поссорились... Вот так всегда. Хочешь как лучше, а получается... Хёго со вздохом присел на краешек дивана. На сердце у него точно легла жаба – толстая, холодная и противная. «Это все мой мерзкий характер... Ну почему всегда все так?..»
И он уже вполне собрался попытаться заплакать, но тут вдруг из кухни выплыл Кьюдзо с двумя большими чашками чая.
- Я подумал, что чай хорошо согревает, - доверительно сообщил он.
- Да... – несколько ошарашенно кивнул Хёго, тупо глядя на чашки.
Кьюдзо тем временем присел рядом и очень осторожно приобнял его за талию.
- Может, так тебе будет теплее?.. – еще более доверительно спросил Кью.
- Ммм... Нуу... Дааа... Пожалуй...
- А вот так? – Кьюдзо обнял его обеими руками и притянул к себе поближе.
- Так лучше... Хм, знаешь... Говорят еще, что горячий душ хорошо согревает... – мечтательно протянул Хёго.
- А чай?..
Хёго равнодушно глянул в сторону чашек и махнул рукой:
- Знаешь, я люблю холодный.
- Хорошо. Значит, душ?..
- Агааа...

****************
Ну и все. На сегодня... Удалюсь пока не слышен свист летящих в меня предметов.

Отредактировано FunderVogel (30-12-2009 16:59:15)

+3

11

Я вас предупредила, это ужастик. Не такой уж он и ужасный, по моему мнению, но если вы не любите ужастиков, то, прошу вас, не портите себе настроение, пожалуйста.
P.S. Автор не извращенец, хотя у него бывают больные фантазии. Автор просто ценит эстетику ужасного ради самой эстетики. В общем, эстетам ужасного посвящается!
Автор крайне волнуется за ваше душевное самочувствие!
А еще автор очень уважает Укё, просто вспоминает свои кошмары и пытается представить себе, что такое фобия...

****************
Отрывок четвертый.

Забытый кошмар Укё. Где-то в тот период, когда он обитал в Столице. Читать надо мееедленнооо  :D

...Почему так холодно?..
   Серая душная тьма, странные тени мечутся по стенам, танцуют в тяжелом молчании по полу, потолку, окружают, тянутся... Хотят меня задушить.
   Прочь, прочь! Хватит!..
   О, боги... Воздуха, пожалуйста... немного. Хоть чуть-чуть!..
   Кровь пульсирует в висках. Бьется в тонкие стенки черепа, бурлит в сосудах, судорожными толчками отдается в ушах, шумит – неумолимые, немолчные штормовые волны кидаются, заливают, захлестывают мозг, вовлекают в безумный водоворот. Стены качаются, сжимаются, закручиваются, потолок стремительно рушится вниз. Кровь, красная, темная, вязкая, липкая медленно растекается по полу, течет вверх, поднимается к самому горлу, душит, не дает вздохнуть, режет горло, словно ножом, не давая крикнуть. Вместо голоса все нутро раздирает зернисто-острый песок хрипа. Нет, нет!..
   Он бежит. Прочь, прочь из этой тюрьмы! Пожалуйста! Почему, почему так холодно?! Мне холодно!.. О, пожалуйста!..
   Знакомые очертания комнат... Он был здесь. На полу вода – ледяная, неподвижная, черная, страшная, безмолвная, бездонная. Серые твари мчатся за ним по пятам – огромные, мягко-ватные, странные уродливые создания, растягивающие беззубые дыры ртов в пронзительном, мучительном безмолвном вопле... Нет, нет, не трогайте меня!
   Пол под его ногами исчезает, крошится, гниет, истлевает... Ржавые балки, паутина стальных канатов, острые гвозди, шурупы... Плесень, повсюду плесень. Под пальцами что-то липкое, холодное, скользкое, твердое, какая-то мелочь – двигается, шуршит, она мертвая, но живет. Живой механизм. Тикает как часы, крутятся зубастые шестеренки, ритмично подергиваются насосы, скрепят поршни, качаются рычаги, светятся кнопки, извиваются змеями кабели. По ним течет человеческая кровь - в главный процессор. Только так. Нет! Нет! Где же выход?! Нет!
   Глыба металла судорожно вздыхает под его ногами, вспучивается, ворочается, кряхтит, просыпается. Он не может убежать, он падает, медленно падает прямо острые иглы. Больно, очень больно... Почему так больно?.. Надо встать, и бежать отсюда. Но поздно. Трещина прошивает шевелящийся механизм, раскрываются косые губы бездонной впадины – и он падает. И он станет пищей. Чудовищные металлические зубы смыкаются у него за спиной. Больше нельзя дышать. Это смерть.

   Вокруг темнота. Серый мрак, в глазах что-то мелькает, как будто серые мошки. Он дышит, наконец, боги, как это прекрасно! Сердце колотится в ребра, как будто оно не его, как будто это не сердце, а что-то живое, и оно хочет вырваться на волю. Но все позади. Потолок, стены, мебель. Все такое, как было, ничего не изменилось, только и правда холодно. «Болваны, не следят за отоплением, надо их всех взгреть завтра!» - облегченно подумал он. И вдруг с новой волной ужаса понял. Он внутри механического чудовища. Даже сейчас.

Отредактировано FunderVogel (31-12-2009 00:58:43)

+4

12

1. Название: Вода
2. Имя автора: Ририана
3. Имя беты: -
4. Рейтинг: PG
5. Вид/Категория:Гет предполагается
6. Жанр: драблл
7. Пейринг/Персонажи: Камбей/Кирара
8. Предупреждения: да наврное их нет
9. Саммари: пусть на этой семи-миллиардной Земле хоть двоим будет хорошо

«На озаренный потолок
Ложились тени,
Скрещенья рук, скрещенья ног,
Судьбы скрещенья.»
Б.Пастернак. «Доктор Живаго».

Шёл снег. В домике самураев было тихо, ну не считая конечно храпа Кикутиё, то даже чересчур тихо.
«…мне холодно, мне очень холодно…»
Камбей приподнялся на локте. Ему показалось. Ну, кто может из семёрки его звать? да никто! Все спят. Камбей равнодушно пожал плечами и отвернулся к окну. Последнее что он видел, засыпая – плошку с водой, которая почему-то стояла у его изголовья.  Самурайский сон крепок. Только блондин спит очень чутко, вот только он и виду не подал, что когда генерал проснулся, он что-либо заметил. Разве что катану немного вытащил из ножен.
«…мне холодно, мне очень холодно…»
Камбей снова проснулся, теперь ему точно не заснуть. Он даже знал, кто его зовёт. Генерал встал, одел плащ и вышел из дома. Кюдзо приподнялся на локте, но посчитал лишним вмешиваться. Быстрым шагом Камбей направился к дому жрицы. Все окна, кроме одного были тёмные. Вошёл в дом. Никого. Везде тихо. Наконец за ширмой-бебу  он увидел ту, которую искал. Склонившись над чашей с водой, сидела Кирара в одной сорочке. Она подняла голову и улыбнулась . « Мне холодно»,- прошептала она.

+3


Вы здесь » 7 самураев - 7 богов » КОНКУРС! » Новогодний конкурс драбблов 2010 "Мне холодно"