7 самураев - 7 богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 7 самураев - 7 богов » Фан-фики » "Мне не нужна жалость...", гет, G, романс, Камбей/ОЖП, Кюдзо


"Мне не нужна жалость...", гет, G, романс, Камбей/ОЖП, Кюдзо

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Название:"Мне не нужна жалость"
2. Имя автора:Эния
3. Имя беты: -
4. Рейтинг:G
5. Вид/Категория:Гет
6. Жанр: А кто его знает...
7. Пейринг/Персонажи:Камбей, Кюдзо, Юкино.
8. Предупреждения:ООС
9. Саммари: У Кюдзо есть сестра. Ну, думаю, что будет дальше, вы уже поняли.
10. Дискламер: Самураи принадлежат создателям.
11. От автора: Терпеть не могу, когда положительный герой, вызываюший симпатию (по крайней мере у меня), остается один и у разбитого корыта...

0

2

Мне не нужна жалость...     
                                    ***
   Харука заперла за собой дверь, стряхнула со лба выбившуюся прядь золотистых волос и вошла в комнату. Сначала она чуть не вскрикнула от радости. Брат был здесь. Но, очевидно, был не в настроении. Он, скинув только сапоги и ножны, лежал на не разобранной постели, прикрыв глаза.
   Девушка бесшумно подошла и присела рядом. Ресницы Кюдзо чуть дрогнули, и он поприветствовал её кивком. Харука осторожно коснулась щеки брата.
   Самурай слегка повернул голову. И она замерла. Тонкий длинный порез – совсем свежий, покрытый корочкой запекшейся крови – украшал его шею. Харука закусила губу. Ну, почему он совсем не бережет себя, хотя бы ради неё?! Ведь у неё больше никого нет. А если бы лезвие надавило чуть ниже и сильнее...
– Кюдзо...
– Ммм?..
– Это... – она коснулась его горла чуть ниже ранки.
– Забудь... – коротко приказал он.
– Но...
– Забудь, – голос Кюдзо стал слегка раздраженным, он открыл глаза. Харука смирилась. И, наверное, правда забыла бы об этом, если бы несколько дней спустя брат не исчез...

                                             ***
   Внешнее спокойствие Юкино могло обмануть кого угодно, только не Харуку. Они дружили давно. Пусть не с самого детства, но где-то возле этого.
– «Что-то совсем не видно её... как же его... с мельницей на голове...»
– Юкино, – девушке все-таки удалось увести хозяйку и остаться с ней в вдвоем, – Что случилось?
   И Юкино рассказала. Сухо бросая слова, словно о чем-то совсем не имеющем для неё значения. Рассказала о странном человеке по имени Симада Камбей, которого крестьяне наняли защищать их от бандитов. О том, что ночью на «Светлячок» напали. И о том, что Ситиродзи ушел вместе, а точнее за этим человеком.
– Люди Аямаро? – негромко переспросила Харука после недолгого молчания.
– Твой брат тоже был там, – догадавшись, ответила Юкино. И Харуке показалось, что перед ней разверзлась пропасть.

                                           ***
   Дождь давно уже закончился. Камбей старался не думать о Горобее... Это война. И жертвы тут неизбежны...
   Он сознательно выбрал ту дорогу, по которой в Канну шли самураи, ведомые Кирарой.
   Симада остановился на развилке... Внимательным взглядом окинул картину недавнего побоища, точнее ошметки железа, покрытого розовой краской, и собирался, было, идти дальше...
   Негромкие шаги...
«А этот человек, кажется, хочет, чтобы я его услышал...»   
   Камбей обернулся.
«Ну, конечно, кто бы сомневался. Разумеется, он не отпустит меня одного. Ведь, не дай Бог, поранюсь...»   
   Кюдзо молча подошел к генералу... И, по-прежнему, ничего не говоря, последовал за ним.

   В следующий раз Камбей остановился неподалеку от входа на территорию жителей пещеры. Кюдзо замер, вопросительно смотря на него. За всю дорогу они так и не сказали друг другу не одного слова...
– Я иду в Столицу...
«А я не знаю?!» – хмыкнул его взгляд.
– И ты со мной не пойдешь...
«Уверен?» – он усмехнулся.
– Кюдзо, я помню о своем обещании, – Камбей заметил, как блондин едва уловимо поморщился, и улыбнулся, – Но чтобы я мог его выполнить, Канна должна быть в полной безопасности. Твой бывший хозяин долго пытался от нас избавиться. Я должен быть полностью уверен, что он либо бросил эту затею, либо... Я хотел просить тебя, идти в Кокаке, – такую постановку последней фразы генерал выбрал не случайно. Он очень хорошо помнил...

– Тебе к ним не вернуться.
   Кюдзо передернул плечами и пошел прочь.
– «Почему?» – изумился Камбей и тут же понял. Его фраза прозвучала как приговор. «Тебе придется идти с нами». А Кюдзо... он был слишком независим.

– Могу ли я снова просить тебя идти с нами? – и пусть подтекст был таким же. Пусть Кюдзо знал это... Но, как приказ это не звучало.

– Понял, – он наконец-то разомкнул уста, повернулся и, сделав рукой жест, который при наличии воображения можно было принять за «до встречи», ушел... Камбей по привычке проводил тонкую фигуру взглядом.

                                 ***
   Наметанным женским взглядом Харука сразу заметила новый аккуратный шов на рукаве плаща брата.
– Где ты был?
– Прости, что заставил тебя беспокоиться...
   Харука изумленно посмотрела на Кюдзо. В его голосе раскаянье или ей послышалось?
– Да, нет. Ничего, – тихо сказала она, порывисто обняв его, – «Господи, ну почему ты не понимаешь, что у меня нет никого кроме тебя...»

   На улицах города как всегда пыль и толпы народа.
– Аямаро и Укё уехали в Столицу, – сказала Харука. Кюдзо поморщился и вдруг замер, настороженно глядя куда-то вверх. Девушка тоже подняла глаза и увидела зеленые светящиеся буквы, бегущие по темному табло.
«Казнь... Гадость, какая. Ненавижу, когда из смерти делают спектакль. Стоп. Симада Камбей... Где-то я уже слышала это имя...»
– Они собираются его казнить... Ну-ну. Наивные, – губы Кюдзо изогнулись в какой-то очень нехорошей усмешке. Харука почувствовала раздражение. Он ведь так и не рассказал ей, где пропадал.
– Этот преступник – твой друг?
– Не называй его так...

                                         ***
«Господин Укё – новый Амануси?!» – Харука вскинула глаза на Кюдзо. Того, похоже, эта новость совсем не обрадовала. И даже равнодушным не оставила. Его глаза, направленные на Укё, напоминали кусочки вишневого льда.
   Внезапно взгляд его переместился и даже потеплел... Харука повернулась. Вывели осужденного...
   Самурая вели, как собачку на поводке. Хотя на смирного и пришибленного «друга человека» он ни как не походил. Походка хищника и убийцы. Ледяное спокойствие на лице. И выглядел он куда царственнеё и величественнеё Амануси.
– Симада Камбей... – шепотом повторила Харука, словно пробуя имя на вкус, и машинально сжала ладонь Кюдзо, – Ты не поможешь ему?
– Зачем? – улыбнулся брат, – «Сейчас он о себе сам прекрасно позаботится. А я на случай форс-мажорных обстоятельств».
   Смысл реплики Кюдзо сестра поняла через несколько минут...
   Камбей был быстр и неповторим... И, кажется, даже Амануси это оценил...
Его голос разнесся над площадью, обещая свободу, равенство и братство.
– Хорошая мышеловка... – тихо произнес Кюдзо и, развернувшись, быстрым шагом пошел прочь.
– Кюдзо... – Харука попыталась, было, его догнать, но он остановил её жестом.
– Не стоит, – и, подумав, добавил, – Сегодня вечером я буду в «Светлячке»...
   Столица оторвалась от земли. Светловолосый самурай на некоторое время замер... Прищур и улыбка, с которыми он разглядывал корабль-город, Харуке очень не понравились. Те на кого Кюдзо так смотрел, особой продолжительность жизни не отличались. Девушка взглянула на бывшую ставку главнокомандования, огромной черной тучей плывшую над Кокаке, перевела взгляд на хрупкую фигурку в красном плаще и до крови прокусила губу. 
                                ***
– Вижу, наша работа ещё не закончена, – Кюдзо проводил взглядом светлячка.
– Да. Тебе придется подождать...
   Кюдзо обернулся, и Камбей увидел на его лице легкую полуулыбку. Кажется, это известие его ни капли не расстроило.
– Господин Кюдзо... – появившаяся Юкино, поманила его взмахом руки. Самурай поднялся и вышел вслед за ней.
   
   Камбей собирался подняться наверх, в комнату, которую хозяйка отвела самураям и замер... Там где всего лишь какую-то неделю назад, а, кажется, что прошла целая вечность, сидели Ситиродзи и Юкино... Сначала ему показалось, что Кюдзо раздвоился. Симада моргнул. И тут по кимоно, фигуре, которая никак не могла принадлежать мужчине, и длинным волосам, заплетенным в какую-то прическу, понял, что второй человек – девушка. Но как она была на него похожа... Только черты лица более женственные и нежные...
   В этот момент Кюдзо обернулся на его шаги. А вслед за ним и девушка. Камбей мысленно выругался и, не спеша, стал подниматься по лестнице. Весь его вид говорил: «Я глухой, слепой и немой. Ничего не видел, ничего не слышал, ничего никому не скажу...»

   Кюдзо появился через некоторое время. Скинул сапоги, снял ножны и, не раздеваясь, лег.
   Камбей приподнялся на локте, пожевал губами, всматриваясь в спокойное лицо телохранителя, покосился на спящих Кикутиё и Масамуне...
«Ладно. Двум смертям не бывать, а одной не миновать...»
– Кюдзо...
   Тот приоткрыл глаза.
– Твоя сестра...
– Харука, – тихо сказал самурай таким тоном, что Камбей сразу прикусил язык и откинулся назад.
– «Харука... Дитя весны. Красивое имя...»

                                    ***
«Что такого в этом Камбеё?! Почему Ситиродзи и мой брат ушли за ним?! Почему?!»
   Харука слегка обняла Юкино за плечи.
– Он вернется. Один раз уже вернулся, значит и второй вернется, – сказала она, – «Наверное, ей тяжелее, чем мне. Она же любит... А я, я просто больше никому не нужна...»

                                 ***
   Весна... Время любви и радости...
   Харука раздраженно смотрела в книгу, пытаясь уже который раз прочитать одну и туже строчку. И в этот момент в дверь постучали.
– Кто там?
– Я, – ответил голос Юкино. Правда, голос этот был каким-то странным.
   Харука отворила.
– Ситиродзи вернулся, вчера, – сообщила хозяйка «Светлячка», глядя куда-то в пол. Харука поняла... Сжала кулак так, что ногти впились ей в ладонь.
– А тот человек?  Симада Камбей?
– И он.
– Я хочу с ним поговорить...
– Харука...
– Просто поговорить...
   
                                 ***
   Камбей повернул в руках чашку с саке. Хотелось напиться до бесчувствия или вообще утопится в этой кружке, что к несчастью не представлялось возможным по техническим причинам.
– Господин Камбей… – Юкино вошла практически бесшумно.
– Да? – он привстал.
– С вами хочет поговорить Харука…
– Кто?
– Сестра Кюдзо…
   В памяти всплыл хрупкий силуэт девушки...
– Она… – Юкино хотела что-то сказать, но Камбей прервал её.
– Я понимаю.
   
                                     ***
   Она сидела на том самом месте, где в свое время сидели Юкино и Ситиродзи, когда Камбей привел к ним крайне разношерстную команду. Где прощалась с братом.
   Симада присел рядом. Харука смотрела куда-то в никуда бессмысленно и бесцельно. Он не вольно залюбовался тонким профилем.
«Как они все-таки похожи…»
– Расскажите мне о нем, – очень тихо сказала она, даже не повернувшись.
   Сперва Камбей опешил, но потом рассказ полился как-то сам собой. Просто ему не обходимо было выговориться. Он так долго держал все в себе...
   А ещё этот профиль, волосы, само её присутствие…
   Она слушала молча, не перебивая, и все также неотрывно смотрела в одну точку.
– Умеющий слушать узнает больше о рассказчике, чем о событии… – задумчиво произнесла Харука, когда он закончил, – Теперь я понимаю: почему он пошел за вами… – она встала, хотела уйти.
   Хотя, куда, сама девушка не знала. Ведь больше она никому не нужна...
   Но Камбей взял её за руку так, как цепляется утопающий за соломинку.
– Харука…
– Мне не нужна жалость… – не оборачиваясь, глухо произнесла девушка.
– Мне тоже. Мне нужна ты… – Камбей встал.
   Она обернулась. Несколько очень долгих секунд оба всматривались в лица друг друга. Потом она шагнула к нему. И руки сами обняли такое хрупкое, трепещуще близкое тело.
   Она была сильно похожа брата. Но глубоко внутри под ледяным слоем брони пряталось живое существо, ищущее понимания и зашиты, желающие любить и быть любимым. И в отличие от Кюдзо, она не побоялась его выпустить. И именно это больше всего влекло к ней покрытую инеем потерь душу великого генерала. Он хотел согреться. В конце концов, они многое потеряли, они запутались в воспоминаниях. Они были нужны друг другу…

– Бедная Кирара... – задумчиво произнес Кикутиё.
– Ты не прав, – возразил Горобей, – Жрицу очаровал великий генерал, спасший ей жизнь, защитивший её деревню, тот за которым пошли все мы. Человека Камбея она не разу не видела...
– Не понял... – изумился механический самурай. Горобей, сообразивший, кому он объясняет, только махнул рукой.
– Не в обиду будет сказано, Кюдзо, но если сестра хоть в половину похожа на тебя характером, то это будет ещё та парочка... – Хейхати лукаво сощурился.
   А Кюдзо ничего не сказал. Он сложил руки на груди и улыбнулся, так, как никогда не улыбался при жизни...

   Так пахнет золото волос…
   Камбей нагнулся и осыпал летящими поцелуями освещенное слабым светом лицо: вишневые глаза, щеки, тонкие губы. Он целовал и никак не мог остановиться. Да, она и не сопротивлялась.

0

3

Надеюсь, бразильский сериал у меня не получился...:)

0

4

Эния

Читается этот фик приятнее, чем предыдущие. Нравится, что практически каждую описываемую тобой сцену легко представить.


Внезапно взгляд его переместился и даже потеплел...

- направление взгляда и выражение глаз нельзя сопоставить, поэтому "даже" лучше заменить. Еще, "взгляд переместился" - не очень грамотное словосочетание, хоть и популярное.

И тут по кимоно, фигуре, которая никак не могла принадлежать мужчине, и длинным волосам, заплетенным в какую-то прическу, понял, что второй человек – девушка.

- вот это тоже стоит перефразировать.

По мелочам:

Да, она и не сопротивлялась.

- "да" в значении "но", запятая лишняя.

В этот момент Кюдзо обернулся на его шаги.

- строго говоря, на звук шагов.

По смыслу - да, немного бразильский сериал, но глубина, "революционные" идеи со временем появятся, ты не переставай писать: получается всё лучше!

«Что-то совсем не видно её... как же его... с мельницей на голове...»

- рассмешило)

Камбей приподнялся на локте, пожевал губами

- тоже))

0

5

Watcher
Спасибо.

+1

6

О, круто!!!

0


Вы здесь » 7 самураев - 7 богов » Фан-фики » "Мне не нужна жалость...", гет, G, романс, Камбей/ОЖП, Кюдзо